Tags: Театр Оперетты

Фан-фан, тюльпан, Черешня, Юра.

По быстрому делюсь новостями "с полей". С утра и до вечера мы репетируем, поём , танцуем и фехтуем. Вообще, последняя неделя отчётливо напоминает мне первый курс института- ранний подъём, репетиция, вокал- танец, репетиция , спать и по новой. Даже маршрут такой же- только вместо Школы студии (налево), поворот к Оперетте (направо). Кроме всего прочего , выяснилось, что наша премьера открывает собой фестиваль "Черешневый лес", что очень приятно. Ну а на днях, к нам в гости на репетицию зашёл Юра Богомаз с камерой и наделал прекрасных снимков, которыми и делюсь!


Collapse )

Революция в Оперетте. " Орфей в аду".

До недавнего времени театр «Московская оперетта», на сцене которого я сделал свои первые профессиональные шаги, существовал
в двух, практически не пересекающихся плоскостях. С одной стороны это был театр, подаривший стране жанр мюзикла, на спектакли которого выстраиваются очереди в кассы аж от самого метро, театр, обладающий огромными ресурсами и считающийся,
чуть ли не самой технически оснащенной площадкой России- возможности света и звука здесь действительно равны бродвейским. С другой стороны, это был театр, в котором бился в предсмертных конвульсиях загибающийся жанр оперетты. Фанаты Кальмана едва
ли могли ежедневно заполнить собой огромный зал театра и "Нотр Дам" с " Монте Кристо" оказались зрителю как-то интереснее и ближе, чем Сильвы, Марицы и им подобные. И дело совсем не в том, что Игнатьев и Кочианте, круче, чем Штраус, Легар и
Кальман. Просто мюзикл был зрелищен, красив, интересен и масштабен, а постановки классической оперетты, как-то ... Не дотягивали, мягко говоря, и на фоне современных блокбастеров смотрелись ну совсем уж бабушкиной радостью. И вдруг... ( Не
знаю уж, вдруг ли, или это четко спланированная акция) в репертуаре театра появился спектакль " Орфей в аду" Оффенбаха.Данное произведение старше Кальмановской Сильвы на 50 лет, действующие лица - сплошь боги и богини олимпа, а на клавире
произведения вообще значится - "опера буфф". «Туники, сандалии, картонные облака и пафос классической музыки - ничего другого и ожидать от подобной премьеры нельзя», - думал я. Сев в пятом ряду партера, пока еще не убрали свет, я уже начал придумывать
причины, по которым мне придется покинуть театр в антракте, если вдруг Морфей сморит меня во время первого действия. Блин, еще же придется коллегам что-то говорить... И что ж мне дома то не сиделось! Мрачные мысли сменились темнотой в зале, раскрылся занавес и я... Мягко говоря, удивился - никаких туник, мраморных колонн и прочих штампов древнегреческого театра и в помине не было. На сцене был выстроен огромный телепавильон, в центре которого расположился экран, а по бокам у кулис
стояли телекамеры. Во время увертюры на сцене появляются работники студии- операторы, уборщицы, гримеры, массовка.Отгремевшую увертюру сменяет яркий говорун- ведущий (смесь Малахова и Зверева) в исполнении Саши Каминского. " В эфире
передача " Острая кнопка"!"

Collapse )